Пятница
22.09.2017
11:06
Категории раздела
История [9]Методическая литература [6]
Здесь собрана полезная информация по школьным музеям
На Калининском фронте [6]Точка зрения [5]
обществознание [15]Всякая всячина [10]
Форма входа
Поиск
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 215
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ИсЧО! История.Человек. Общество.
Главная » Статьи » Читать полезно » Точка зрения

Верещагин О. Ампутация памяти.
Олег Верещагин
Ампутация памяти
 
Я люблю читать выпускаемые сейчас практически всеми издательствами книги по детской психологии.
Иногда даже покупаю их, хотя, в принципе, на этот симпатично оформленный мусор денег жалко, потому что вот уже несколько лет, как я научился предсказывать, о чём будет говориться в очередной книге, не открывая её. Как правило, это круто замешанные на Фрейде советы по трём вопросам:
а) секс;
б) бухло и наркотики;
в) бабки и их зашибание.
Судя по мнению авторов, именно из этих аспектов и состоит психология подростка.
Впрочем, некоторые «перлы» — из особо выдающихся — я, как уже было сказано, всё-таки покупаю. Например, не столь давно попала мне в руки такая неординарная на фоне даже всеобщего убожества вещь. Не буду приводить автора и название, незачем.
Скажу только, что этот автор повершил всех, обильно цитируя откровения своих «подопечных» (он, как и следовало ожидать, детский психолог с дипломами и степенями), имевших глупость (при полном отсутствии ума, чести, достоинства и прочих архаичных качеств), «простирнуть» при нём своё «грязное бельё».
Среди прочих бытовых историй там встретилась слезливая исповедь четырнадцатилетней проститутки, проходившей по пункту «в» (см. выше) и неожиданно (вот странно, да?!) наткнувшейся на клиента-садиста. (Я специально употребляю женский род, хотя «она» — это парень!)
Интерес вызвала не сама исповедь (да флаг вам в руки, как говорят некоторые!), а предупреждающе-заботливое резюме автора книги: мол, девочки и мальчики! Когда изберёте для себя нелёгкую стезю сексуальных услуг, то помните — среди клиентов встречаются злые и нехорошие дяди и тёти! Избегайте их! Есть много других. Нормальных.
В таком тоне выдержаны все разговоры о психологии подростка. И не только на страницах этого издания, «рекомендованного Министерством образования». Это их общий тон, слышимый со страниц книг, газет и журналов, с экранов телевизоров и трибун форумов.
Мол, ну что делать? Вот такие они, наши дети. Так давайте поможем им менее болезненно вписаться в окружающий мир... При этом тот, кто подвергнет сомнению необходимость детей получать знания о «культуре секса» («мастерстве блуда» — перевод на русский язык выполнен О.Н. Верещагиным), о видах наркотиков и их воздействии и изготовлении на родной кухне и тэ дэ — так вот, такой ретроград и мракобес рискует заработать ещё и кличку «тоталитари-ста», «насильника над детской личностью» (это не над телом, над личностью — это вещь страшная!!!) или даже «фашиста». Это я знаю по себе.
Но даже в доброжелательном ключе возражения звучат опять примерно также: ну, что делать? Ведь они и правда такие, наши дети. Их и правда интересует секс. Они курят почти поголовно (и не всегда табак) и частенько пьют, деньги ставят во главу угла, а больше их ничего особо и не интересует...
И вот тут я готов согласиться. Вышеуказан-ные пункты в самом деле занимают в мыслях (и даже жизни!) подростков первоочередные места. Не у всех. Даже не у подавляющего большинства (что меня радует и удивляет!), но у большинства — это точно.
Однако, давайте-ка посмотрим, что тут первично, а что вторично...
Подростки плохи, и поэтому мы должны создавать для них определённые установки или МЫ своими внушёнными установками сделали их плохими? Это ещё вопрос...
Вспомните конец 80-х. Как тогда лихо наше Ти-Ви и прочие СМИ отплясались на темах патриотизма, достоинства, служения Отечеству, любви, дружбы и вообще всего, что составляло непререкаемую ценность для целого ряда поколений!
(Кстати, единственный журналист, публично попросивший прощенья у страны за своё участие в той вакханалии — ведущий программы «Однако» Леонтьев. Может быть, это тоже «пиар-ход». Но всё-таки...)
Я не устаю вспоминать, как меня ужаснуло прочитанное в одной из газет письмо девочки, обратившейся в молодёжный раздел с вопросом, можно ли ей продать медали деда?
И ответ какой-то стервочки-журналистки: да за милую душу, только не продешеви и не забудь написать, поделиться опытом, сколько взяла и на что потратила. Читательницы-ровесницы ждут.
Говорят, в таком случае неплохо помогает розга. Когда порют и приговаривают: «Будь человеком! Будь человеком!! Будь человеком!!!» Когда делают больно тебе лично — это хорошо запоминается.
Только пороть надо было журналистку. Чтобы ощутила хоть каплю боли, стоящей за медалями, которые она так лихо посоветовала сбыть с рук...
...Получается, что — внимание! — можно при помощи внушаемых установок добиваться результативного изменения в коллективной психике. А вовсе не обязательно со скорбной миной подстраиваться под разврат.
Но что-то не похоже, будто кто-то в самом деле у нас в стране озабочен вопросом воспитания подрастающего поколения.
Программа «поднятия патриотизма», о которой так много талдычут? Да я чуть со смеху не умер, когда увидел, кто его «поднимает»! Те же люди, которые тогда его «опустили».
Пофамильно и в лицо — за исключением той их части, которая погибла в 90-х, гоняясь по просторам РосФедерации за косяками шальных денег. Не скажу, что мне очень их жаль. Скорее вызывает удовлетворение мысль, что их сожрало ими же выпестованное чудовище по имени «хапок халявный, повсеместный».
Жаль только, что вместе с ними это чудище сожрало и продолжает жрать «без вины виноватых» ребят и девчонок, объединённых под кликухой «тины». И ещё более жаль, что в руках этих людей патриотизм способен лишь опуститься ещё ниже.
Чтобы его поднимать — надо в него верить. А их верой являются прямоугольные зелёные бумажки с портретами невнятных государственных деятелей.
Печальная реальность заключается в том, что мир провоцирует подростков на то, что лицемерно называет «антиобщественными проявлениями» — лгать, блудить, красть, принимать наркотики, убивать.
Провоцирует всем своим укладом, а потом, либо относится к совершёнными ими делам абсо-лютно наплевательски — в случае, если это не касается интересов «хозяев жизни» (принимать наркотики, торговать собой, погибать в бессмысленных драках разрешается), либо жестоко карает их за то же, на что сам спровоцировал — в случае, если это задевает интересы «власть предержащих» (красть у богатых и вообще у «сильных» или портить их имущество запрещается).
Это создаёт даже не двойственную мораль. Это полностью разрушает психику подростка, его жизненные ориентиры, а в конечном счёте, просто лишает его желания жить.
И частенько, не веря
В уже одряхлевших богов,
Сыновья пропивают награды
Примерных отцов...
ДДТ
Кадры документального фильма. 14-летний подросток (русский, конечно). Окаменевшее, спокойное лицо — не дегенеративное, как у рекламных малолетних «звёздочек». Обычное. Украл пистолет где-то, пытался продать, был задержан.
Отвечает на вопросы коротко. Матери нет. Отец в тюрьме (бывший офицер, спившийся при новой власти). Живёт с бабушкой, тремя младшими братьями и совсем маленькой сестрой. В школу не ходит. Работает — перебирает старые машины в мастерской...
Съёмочная группа в маленькой, убогой квартире. Бабушка рассказывает о том, как заботится внук о младших, как недоедает, чтобы накормить их, как бьётся за каждый рублик... Мальчик лет 12, глядя в сторону, тихо говорит: «Не унижайся». Бабушка отмахивается. Просит помочь внуку.
Вдруг камера дёргается — маленький, лет двух, мальчишка с плачем швыряет в телевизионщиков игрушечным самосвалом, кричит...
Лицо 12-летнего мальчика: страшное, с белыми губами, в глазах — ненависть к благополучным людям, «делающим сюжет»: «Уходите, убирайтесь...» — цедит он и вытесняет собой из квартиры съёмочную группу.
Мальчик украл пистолет и хотел продать, чтобы заплатить адвокату. «Отца надо из тюрьмы вытаскивать». Он ещё не знает, что скоро сам попадёт туда же, что он обречён. Не знает он и того, что денег за пистолет не хватило бы даже на средненького адвоката.
Его укоряют: «Мало ли в какие руки попало бы оружие? Ты понимаешь?» Слова пустые, мёртвые. Он молчит. Во взгляде подростка — стылая тоска. Для него всё, ему сказанное, ничего не значит. Ему нужен отец. Для справедливости нужны деньги. Он пытался их достать. Как мог.
Диалог между журналистом и следователем. «Но он же первый раз, у него приводов не было. Может, надо было пожалеть?» Лицо следователя, его слова: «Пожалеть? Можно бы... Ну, да ничего. Пройдёт через систему — поймёт, что к чему».
От этих слов становится страшно. От небрежности, с которой они брошены. Как брошен в «систему» мальчишка — куском мяса в мясорубку. Злой вопрос возникает в мозгу: а окажись пистолет у сыночка олигарха или хоть средней руки «нового русского» — испытал бы он на себе все прелести «системы»?
Едва ли... «Система» — она для вот таких. Полуголодных обитателей полунищих окраинных трущоб.
Колония. Кем он вернётся оттуда? Верит ли сам следователь в то, что мальчик «поймёт»? Нет, не верит, конечно. Он просто закрыл ещё одно дело. Да какое — о торговце огнестрельным оружием...
Сперва я хотел написать, что неправы оба — и следователь, и журналист.
Холодно-глазый и бездушный выродок-сыскарь — потому, что небрежно, походя, сломал судьбу подростка, обрёк его на физические и душевные муки, разом лишил любого будущего (кроме преступного — никем другим, кроме преступников, ненавидящих всё и вся, из колоний не выходят!).
А журналист неправ, потому что «жалеть» всё-таки нельзя, просто нужно изыскать другое наказание.
Но потом я понял — речь тут вообще не идёт о правоте и неправоте. Речь идёт только об ублюдочном мире, созданном ублюдками для ублюдков.
Этот сюжет неприложим к вопросу о воспи-тании. Он просто есть. Он сотнями дублируется в наших городах — изо дня в день. Вот и всё.
О том или ином наказании речь может идти, когда нарушены справедливые законы справедливого общества... Или хотя бы общества, стремящегося к справедливости (каким был СССР, что бы о нём не говорили!).
Мальчишка, поджёгший кошку, заслуживает порки. Заслуживает её и тот, кто угнал машину — «покататься». И малолетний вымогатель денег у слабых и младших — заслуживает.
Но здесь-то совсем не то! Здесь нет преступника. Здесь есть жертва государственного, возведённого в ранг закона, произвола, жертва принципа «горе слабому!».
И то, что подобное вообще возможно, показывает насколько глубоко больно наше общество, вынуждающее своих детей идти на преступления, а потом беспощадно карающее тех из них, кто не имеет защиты в виде папиного кошелька.
Каждый раз, слыша о таких — и подобных — историях, я мучаюсь вопросом: кем бы стал очередной погубленный подросток, случись ему жить 20-30-40 лет назад? Космонавтом?.. Военным?.. Врачом?.. Дипломатом?.. Просто хорошим, работящим, счастливым человеком? Меня ужасает это сопоставление.
Мог бы стать. А стал — никем. Номером закрытого уголовного дела.
Напавшие на Беслан были милосерднее. Они мучили свои жертвы всего три дня. Потом просто и неизобретательно начали их убивать. Они не смогли додуматься обречь их на месяцы и годы медленного умирания в «малолетке».
Государство, сделавшее своим фетишем экономику (читай — деньги!) рано или поздно начнёт мерить на них всё. В том числе — и жизни своих детей, их веру, их надежду, их любовь.
А поколение, выросшее в такой ситуации и сумевшее ускользнуть от ловушек законов — с лёгкостью продаст, когда наступит срок, само государство.

Ведь на вас поглядишь — просто плюнешь с тоски!
Разучились вы, люди, жить по-людски!
И в глазах-то страх, и в сердцах-то страх,
Перед властью вы — что подножный прах,
Как посмотришь — одно сокрушение!
А человек — венец небесной красы,
Нашей светлой земли украшение!
С. Наровчатов.

Государство имеет право наказывать и даже карать. Но лишь тогда, когда оно обеспечило человеку право выбора — кем стать, и он сам решил стать преступником.
Какой выбор был у героя виденного мной репортажа?
Они — наши дети — видят, что выбора у них — нет. И — уверяю вас! — превосходно осознают всю гулкую пустоту слов, которые произносят дяди с экрана, тёти в школах и люди в погонах — о законности, праве выбора и равных возможностях. И реагируют соответственно.
Государство пожинает плоды своего же сева.
В документах по статистике правонарушений графа «самоубийства несовершеннолетних» существует уже десять лет. И показатель, фиксируемый в ней, растёт стабильно весь этот срок...
Я считаю, что государство не имеет морального права говорить о каких-либо положительных подвижках в стране, пока не решена проблема беспризорности.
Я приравниваю к национальной измене по-купку спятившим буржуином западного футбольного клуба в то время, как тысячи русских детей находятся в рабстве в цыганских таборах и на различных плантациях.
Я расцениваю, как личное оскорбление каж-дый построенный особняк, пока в Россию тянутся на секс-туры западные педофилы.
Я не буду считать правительство РФ своим правительством до тех пор, пока оно не примет пакет законов о строжайших наказаниях за преступления против детей и пакет евгенических программ об охране материнства и возрождении нации.
Для меня плевок в лицо каждый разбитый на месте спортплощадки гаражный комплекс и торговый центр.
Я считаю преступниками тех, кто тратит десятки тысяч долларов на банкеты и презентации в стране, где в подвалах ежедневно находят детские трупы с наполненными «моментом» пластиковыми мешками на головах.
Я уверен, что слова о стабилизации — ложь, потому что 40 тысяч детских смертей и исчезновений в год — это правда (нас всех потрясла трагедия в Беслане, но эти три страшных дня унесли всего — простите мне это слово! — сто шестьдесят детских жизней. А «мирное» время уносит без возврата по 110 детей в день! В полтора раза больше, чем Бес-лан!).
Правительство обязано покончить и с омерзительной практикой узаконенной работорговли, называемой «усыновлением иностранными гражданами». Вывоз детей из России — это убийство страны; каждый усыновлённый за границу ребёнок — капелька крови, выпущенной из жил Отчизны.
Идиотизм и преступность такой практики становятся ясны, стоит вспомнить темпы нашего вымирания!
Таиланд или Бирма могут позволить себе разбрасываться детьми — при их-то темпах прироста населения! А у нас нет ни единого лишнего ребёнка! Тот, кто утверждает, будто есть — государственный преступник и враг народа! Враг народа!!! Никак иначе!
Пока наши дети ютятся по подвалам и зако-улкам, пока в школьных туалетах находят шприцы, пока на улицах и в подземных переходах мегаполисов стоят малолетние проститутки, пока закрываются «непер-спективные» школы, пока растёт армия полуграмотных, больных, ни во что не верящих «маленьких граждан Российской Федерации», пока мигрируют по стране за теплом и в большие города сотни тысяч беспризорных, пока над матерями издеваются нищенскими подачками «пособий», пока всем богатеям не вменён «налог на будущее», пока продолжается планомерное спаивание молодёжи пивом и оглупление её мерзейшей масскультурной жвачкой в угоду упырям-корпорациям — так вот, пока не исправлено всё это и многое, многое другое для того, чтобы прекратить методичное убийство подрастающего поколения, я не считаю, что Рос-сийская Федерация заслуживает названия государства.
Это — шалман, в котором пропивают честь, совесть и будущее своих близких. (И не нашему «всенародному» вещать что-то о «Советском Союзе», который-де оказался «нежизнеспособным». О том Союзе, где не было и следа всей этой мерзости!)
Причём делают это все! Я хочу напомнить родителям в, так называемых, «благополучных семьях».
Вы думаете, что, дав вашему ребёнку велосипед, компьютер, модную одежду, магнитофон и хорошую еду, вы действительно даёте ему всё, что нужно?
Вы глубоко ошибаетесь. Ваша вера в то, что «главное в жизни — это успех, выраженный в деньгах», ой как больно хлестнёт по вам. И уже очень скоро.
И подыхая в обгаженной постели нищего дома престарелых, вы проклянёте своё чадо... хотя проклинать нужно будет в первую очередь себя — за то, что не позаботились вместо велосипеда дать ему честь, вместо компьютера — совесть, вместо тряпок — верность, вместо магнитофона — веру, а вместо хавчика — любовь к Родине.
О, я вижу, как вы посмеиваетесь над моими словами! Но я совершенно спокоен. Я не буду с вами спорить, ибо я — прав.
Да, кстати. У вас вполне может не быть и того убогого будущего, которое я описал. А будет просто канава, куда ваш труп сдвинут бульдозером. Или ба-альшая печь нового крематория, построенного — конечно же! — из самых демократических, самых гуманных побуждений.
Вы готовите ваших сыночков и дочек к роли менеджеров, брокеров, юристов, дипломатов и просто дилеров?
Но такое их количество не нужно даже в России, а не то, что в западном мире, где ценятся наши физики, химики, оружейники и инженеры старой школы, а не та шушера, которая клубится возле фирмищ, фирм, фирмочек и фирмулек.
Такого счастья они и у себя наплодили достаточно. Зачем им наше? А когда в России доворуют остатки, то и все эти наши западноулыбчатые и евроремонтированные фирмы дадут дуба — ибо нечего станет прода-вать за рубеж, а производить что-то они не способны.
Вершиной, если так можно выразиться, падения русских, как нации, мне представляется разговор двух молодых матерей, услышанный мною летом 2004 года в пригородном поезде.
Они рассказывали друг другу о своих детях и, как водится, перешли в конце концов на их школьные успехи. Одна из женщин с удовольствием рассказывала о своей дочери, перешедшей в шестой класс. Дальше передаю их разговор по возможности verbatim:
1-я женщина (с неудовольствием): Только ей история очень нравится. Я ей говорю — зачем? Ну, я понимаю — математика нужная вещь, информатика, иностранный. А это-то зачем?
2-я женщина (оживлённо): И не говорите. Иностранный сейчас самое важное, английский особенно. Я своему говорю: обязательно учи, как следует... (мечтательно) Вон, в Москве, как какую новую фирму откроют, то сразу берут со знанием обязательно английского и компьютер чтоб знали. Даже охрану и уборщиц. Но уж, зато и платят!..
Я хотел вмешаться. Терпеть не могу влезать в разговоры, но хотел. А потом посмотрел внимательней и понял, что это просто не имеет смысла. В глазах этих женщин (а они обе были моложе меня!) читалась железная решимость.
Как писал Салтыков-Щедрин в «Истории одного города»: «У него был ясный взор, взор, твёрдый, как сталь, взор, совершенно свободный от всякой мысли».
Вот и во взглядах этих женщин отчётливо светилось видение светлого будущего своих детей: для мальчика — охранник (а потом, может, Начальник Охраны!!!), для девочки — сперва уборщица (а там, глядишь, Секретарша Шефа!!!). И всё.
И встань я на этом пути со своей бредятиной об исторической памяти, верности корням и традициям, славе оружия — дамы просто затоптали бы меня — негодяя, заедающего светлое холуйское будущее их детей.
Нам всегда представлялось, что окончание истории — это победоносный вражеский солдат, вошедший в пределы России огнём и мечом. Но это — не окончание, а лишь перерыв. Тяжёлый, кровавый — но перерыв.
Окончание истории — это когда родители перестают понимать, зачем она нужна. И учат тому же своих детей.
В середине 80-х годов Карем Багирович Раш тяжело переживал утрату исторической памяти нашим обществом. С болью в сердце он писал, что никто из опрошенных им людей с высшим образованием не смог ответить ему, в чём слава адмирала Невельского и за что его чуть не разжаловали в матросы.
Мог ли себе представить он тогда, что вырастет поколение, для которого пустым звуком станет не только Невельской, но и Гастелло?! Что народятся на земле русской айтматовские манкурты, говорящие на страшном «пиджн-рашн», сопровождая свои речи обезьяньим подёргиваньем конечностей?
И что старшие — хранители мудрости, зна-ний, веры!!! — будут поощрять беспамятство, как лучшее средство «приспособиться в жизни»?!
И это — в стране, где апеллирование к памяти предков всегда было последним аргументом, бросавшим людей грудью на копья, пулемёты, танки, в пламя, в бой, навстречу смерти — так яростно и властно, что смерть отступала в ужасе!
Те, кто умело ампутирует нам память, знают, что делают. Безрукий русский солдат может вцепиться в горло врага зубами. Безногий — стрелять из пулемёта. Слепой — по звуку найти вражеский танк и лечь под него с гранатами.
Но беспамятный — даже если он накачан, как Шварцнеггер и откормлен, как элитный боров — всего лишь слуга... нет, холуй, раб!.. своих хозяев. Исполнительный, здоровый, старательный, радостно-преданный.
Такой, не дрогнув, нажмёт на кнопку, взрывая Храм Василия Блаженного, если хозяину понадобится место под супермаркет. Такой без колебаний подожжёт детский сад, если тот помешает хозяину проложить короткую дорогу к особняку. Такой... нет, не могу, не хочу. Противно.
В 20-е годы вместо истории в школах СССР читали курс истории ВКП(б). Считалось, что этого достаточно. Потом — опомнились и вышли на бой с нацистской Германией под стягами Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова.
И о русские полки под этими стягами разбилась страшная, надменная и мрачная мощь Третьего Рейха, пропитанная кровавой историей германских войн и культом свирепых германских воинов.
Мы оказались сильнее духом. Не «просто техникой», это ложь. Технику как раз и создаёт дух. Носители которого сначала ставят в чистом поле станки, начинают на них работать, потом возводят стены и крышу, а уж потом — копают для себя землянки...
Сейчас всё идёт к тому, что в школах вновь введут «краткий курс». Не знаю, чего. Мировой демократии? Биографии Президента? Роли США в развитии мира со времён Древнего Египта? Не знаю!!!
Знаю только, что русской истории в нём места не останется. И когда вновь придёт враг, толпы «демократов» бросятся ему навстречу с радостным воем, готовые выполнять любые желания и прихоти хозяев...
...Где-то живёт двенадцатилетняя девочка, которой нравится история, хотя её мать не видит в ней пользы. И я знаю других мальчишек и девчонок, думающих так же, как та девочка.
И может быть, когда схлынут толпы радостных дебилов, бегущих в стан врага, глазам новых захватчиков всё-таки откроется стена русской рати под святыми хоругвями Святослава Отважного, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова и — да-да! — Иосифа Виссарионовича Сталина.
И тогда враг отступит. Не может не отсту-пить!
Для меня будет честью стоять в той стене плечом к плечу с выросшей дочерью бездумной матери. С подросшими моими ребятами. Со всеми, кто твёрдо знает, что мир — мал, а Россия — велика.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь.
Не горько остаться без крова.
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово!
А. Ахматова.
В России — а наши предки были умнее нас с вами во сто крат — испокон века были почётны лишь три профессии: Воин, Пахарь и Кузнец. (Причём Пахарь и Кузнец обязательно были Воинами.)
Второй и третий — как создающие реальное богатство страны. Первый — как защитник этого богатства. Можно назвать Воина Солдатом, Пахаря Фермером, Кузнеца Инженером — суть не изменится.
В истории нашей страны были периоды, когда наверх выкидывало то торгашей (как во времена НЭПа), то политиканов (как в дни Семибоярщины), то откровенных предателей (как в годы монгольского ига), а то и просто вялую блёклую бездарь-ворюг, как в наши смутные дни.
И тогда кое-кому, наверное, тоже казалось, что главное — научить дочку-сыночка спекулировать мануфактурой или приходить к консенсусу с поляками, или смачно целовать зад очередного хана...
И казалось, что это — навсегда. Но проходило время — и над страной вновь поднималась Святая Троица. Они — Воин, Пахарь и Кузнец.
Неизбежно. Понимаете?
Вот это и есть те профессии, которыми должны овладевать русские дети и дети России.
Наши дети, русские дети, предназначены не для того, чтобы прислуживать в лакеях у богатеев, мыть машины за гроши, обслуживать похотливую западную шваль, гнить заживо в подвалах, бомжевать по помойкам.
Мы — нация воинов.
Наши дети — дети воинов...
...Не столь давно я встретился с одним из ребят, с которыми начинал свою деятельность. Он уже успел отслужить в армии и в разговоре со мной, будучи не «средним человеком», а просто — человеком, способным логично мыслить и делать выводы, печально сказал мне: «А вы знаете, что то, чему вы нас учили, совершенно не совпадает с жизнью?»
Я, признаться, расстроился. Я это знал и знаю. Но одно дело это знать как бы «внутри себя», а другое — услышать от повзрослевшего своего ученика, который смотрел тебе в рот и верил тебе. Обидно, а главное — указывает на полную бесперспективность всех потуг что-то исправить...
Но дальше произошло то, что, собственно, подвигло меня писать эту статью. Он — этот уже не подросток и даже не юноша, а молодой мужчина! — подумал ещё и сказал слова, которые я, обработав «наукообразно», привожу ниже. Они звучали не так, но смысл их был именно таков.
В случае, если внешняя реальность не совпадает с внушёнными тебе ценностными установками, менять следует реальность, а не установки.
...Уже месяц, как человек, сказавший это, учит мальчишек быть мужчинами. А за то, во что веришь искренне, надо бороться.
И можно жизнь свою прожить иначе.
Можно ниточку оборвать.
Только... вырастет новый мальчик —
За меня, гада, воевать.
С. Башлачёв.
Я хочу оговориться сразу же. Всё, о чём я пишу и буду писать, не имеет ничего общего с теоретическими выкладками, даже если они рекомендованы ООН и различными конвенциями.
Сам я глубоко презираю и считаю очень опасными любые непроверенные жизнью и практикой теории и в своей работе буду опираться только на вещи, прошедшие проверку временем и делом, а не возникшие «вдруг» в чьём-то воспалённом от собственной гениальности мозгу.
В продолжение разговора о том, во что обошлись России эти теории, скажу только, что на начало ХХI века из 30 миллионов детей России мы имеем:
— 5 миллионов беспризорных и безнадзор-ных;
— 5 миллионов наркоманов;
— 15 миллионов хронических больных.
Конечно, эти цифры в значительной степени перекрывают друг друга, но в целом получается, что большая часть детей нашей страны фактически мертвы при жизни.
Пьянство среди подростков и детей (!!!) стало массовым явлением. На курение просто уже никто не обращает внимания. Но куда более страшным является то, что даже у здоровых и сильных нет того, ради чего стоит жить. Безыдейность является официальной идеей Федерации.
Собственно, НАС фактически уже НЕТ.
Чисто физическое существование — это ещё не жизнь.
Неотъемлемой частью воспитания должно являться историко-военно-патриотическое. Какова его роль — видно на примере наших заклятых друзей.
В последние несколько десятилетий амери-канцы, ранее не обращавшие никакого внимания даже на собственную историю, вдруг рьяно набросились на эту тему.
На видеорынок хлынули «рядовые Райаны», «Пёрл-Харборы» и прочая кассетная шушера, на книжные прилавки — соответствующие романы. Более того, американцы не остановились на возвеличивании свой куцей реальной истории. Они начали активно вторгаться в историю других стран!
Ну, скажете вы. Это невозможно. Что было — то было, и никакому продюсеру-сценаристу историю, скажем, Первой мировой не переписать. И верно, в реальном плане — не переписать.
Но существует, так называемая, контрафактная история, строящаяся по ненавидимому учёными-историками, но очень интересному принципу «что было бы, если бы?..» И вот тут янки развернулись вовсю!
Но это же смешно, заявите вы. Это же фантастика, развлечение и всякая там прочая беллетристика, тут-то что опасного?
А давайте посмотрим. Просто ради интереса.
Вот фильм «Страна отцов» (Vaterland в оригинале) с великолепным Рутгером Хауэром в главной роли. 60-е, если не ошибаюсь, годы. Раскинувшись на пол-Евразии, цветёт и пахнет Третий Рейх.
Жалкие остатки русских, прячась по лесам где-то за Уралом, ведут вялотекущую партизанскую войну. Гитлер жив-здоров. Зритель чешет в затылке: дык как ыть эта?!
А всё очень просто. Оказывается, летом 1944 года гитлеровцам удалось сбросить в море англо-американские десанты в Нормандии! Напомню: в это время наши войска уже освободили СССР и вошли в Европу!
Но в фильме подразумевается: немцы тут же разделались с оставшимися без могучей помощи Запада жалкими русскими и победоносно завершили войну. Вывод: где решалась судьба войны?
Конечно же, на пляжах Франции, где 2,5-миллионной союзнической армии противостояли четверть миллиона немцев, а не на Востоке — ну что там, сражались 9 миллионов русских против семи миллионов немцев и их союзников... Мелочи.
Но финал фильма оптимистичен: прозревший офицер СС (его и играет Хауэр) передаёт прибывшему в Рейх президенту США (о как — США-то уцелели!) некие неопровержимые документы о зверствах нацистов (интересно — где?), и президент с благородно-каменным лицом садится в машину, так и не встретившись с Гитлером — и уезжает на аэродром.
Надо полагать, завтра Гитлер застрелится от раскаянья, а в мире восторжествует демократия по-американски. Логики — никакой, но очень интересно, а главное — чётко расставлены все акценты.
Другой пример — книжный сериал американца Форстена. Фабула такова: американские солдаты-северяне попадают прямо с гражданской войны в некий мир, где до них уже обосновались и римляне с карфагенянами, и кто-то там ещё, но главное — древние русичи, на земли которых, собственно, и попадают янки.
Осложняется дело тем, что миром этим фактически правят огромные существа-кочевники, расценивающие людей, как потенциальную пищу. Естественно, все народы, попадающие в этот мир, рано или поздно становятся рабами безжалостных людоедов.
Но только не американцы! Они рисуются в книге не сворой трусливых бандитов (почитайте отчёты иностранных военных атташе с полей Гражданской войны в США!), нет!
Это эпические герои, лишённые расовых и классовых предрассудков, непреклонные воины демократии, горячие сторонники президента Линкольна, да ещё и вооружённые неизвестным в несчастном мире огнестрельным оружием.
С ужасом и жалостью смотрят они на уто-пающие в грязи русские деревни, на произвол бояр, на грязных детей, на несчастных, состарившихся раньше времени женщин, на дикость и беззаконие (такими красками рисуется кусочек домонгольской Руси — самого культурного и развитого государства Европы, — а читатель, увлечённый динамично развивающимся действием, сам того не замечая, откладывает эту картину в подсознании!).
Доблестные воины демократии, сжалившись над туземцами, знакомят их с достижениями цивилизации — железной дорогой, выборной системой правления (это на Руси, где в каждом городе действовало вече!), регулярной армией и системой налогов.
Дикари бьют себя по лбу: ёк макарёк, да мы ж об том всю жизню мечтали, только не догадывались, как за это взяться!
Под руководством пришельцев все дружно и радостно строят слепок с США. Людоедствующие господа мира какое-то время в ступоре наблюдают за происходящим под самым их носом безобразием.
Очевидно, не проникнувшись идеалами демократии, они пытаются восстановить привычный им порядок — обба! Их постигает судьба американских индейцев. В целом — не жалко, конечно.
Но... идея вам тоже ясна? А под-идея? Пра-вильно: грязные свиньи-русские (ну и прочие там европейцы) две тыщи лет ползали в фекалиях и уныло ждали — ну где ж благородные освободители и мудрые учителя?
Перечислять всё это можно без конца. Художественный фильм: «Вечная битва»: «Дадим русским пару грузовиков водки и купим у них ядерную ракету» — снято в стране, 68 раз терявшей ядерные боеприпасы с подвесок самолётов.
Художественный фильм «Чёрный рыцарь»: рэпующий чернокожий вовсю разворачивается в средневековье.
Роман Клэнси «Красный шторм»: доблест-ные войска НАТО крушат жалкую Советскую Ар-мию, заваливая Европу (так ей и надо!) грудами обломков устаревшей русской техники.
Художественный фильм «Побег из НьюЙорка»: Змей, главный герой, бывший офицер армии США, герой уличных боёв в Ленинграде.
Одна из серий «Секретных материалов»: Мишка Япончик взрывает при помощи магической силы Чернобыльскую АС (это перл моей коллекции!!!).
Художественный фильм «Беовульф»: совершенно ни к чему неприложимый, вывернутый сразу в нескольких направлениях римейк великолепной англосаксонской легенды с неизменными неграми, амазонками в лосинах, рыцарскими латами, переделанными из капотов автомобилей и секирами из полотен цир-кулярных пил...
Хватит, уфф... Но я перечислил это не просто так.
Это смотрят в основном молодые. И читают это в основном молодые. И находятся люди, которые переводят и озвучивают этот яд, а перед этим ещё покупают его, чтобы влить в души наших детей, подростков и юношей.
США ведут войну «за умы и сердца» на всех планах бытия, упорно и небезуспешно отвоёвывая у других стран их молодёжь.
Мы же ничего этому не противопоставляем. И не потому, что у нас нет людей, способных написать такие книги и снять такие фильмы, а потому, что их — этих людей — не печатают и не выпускают на съёмочные площадки. Я об этом уже писал в статье «Возвращайтесь, Неуловимые!»
И наша гордость — фильм «Ночной Дозор» — снят по капитулянтской книжонке Сергея Лукьяненко, утверждающей равноценность Добра и Зла и бессмысленность борьбы с последним.
С другой стороны наваливается на нашу молодёжь не столь изощрённая, как американская, но очень напористая и агрессивная мусульманско-ваххабитская пропаганда.
В какой-то степени она даже более опасна, чем американская, потому что говорит, как раз, о борьбе с американцами и рассчитана на самоотверженных, энергичных и нетерпимых молодых людей — то есть, на лучший материал.
Вот и потянулись «в ваххабизм» не только ребята из мусульманских областей России, но и некоторые русские парни... Думаете, им так интересен Аллах или всемирный халифат? Не угадали. Им просто нужны место и цель для приложения своих сил, а этого официоз Россиянии им дать не может.
И что же остаётся у нас? «Бирз калтэр» — «Культура пива»?
Но, дорогие товарищи, от пива увеличивается масса жировых отложений и разрушаются почки. Это не реклама, это медицинский факт, и неплохо бы его донести через СМИ до сознания молодёжи.
А ещё лучше — предварительно судить эти самые СМИ и их рекламодателей за сознательное разрушение здоровья нации.
Тогда, может, напомнить молодёжи слова президента: «Успех страны в огромной степени зависит от успеха российского предпринимателя»?
Да бросьте, господин президент. Россия по числу миллионеров чуть ли не на первом месте в мире, а где он, «успех страны»?
Секрет в том, что ни один предприниматель добровольно на самом деле внушительных сумм на страну не потратит. Удавится, лопнет от икры и балыков, сгорит заживо на канарском солнышке — но ни копейки не даст.
И знают это все, и потому идут в крупные предприниматели только крысятники. А те, кто не идёт, в случае чего, нипочём не станут класть за них головы.
Какой вы кинете клич: «Братки! Отец-бизнесмен зовёт!», что ли? Да и не предприниматели у нас в России, а — перекупщики (т.е. — спекулянты) и сырьевики (т.е. — воры национальных богатств). Это что — их защищать?
И что остаётся, так сказать, в качестве рус-ской идеи? Не знаете? А пока вы её изобретаете, ребята уходят. Кто в контрафактный мир американского влияния. Кто в ваххабизм. А большинство — просто в никуда.
«Жизнь Зимина была легка и бесценна, как у большинства его сверстников. Бесценна — в смысле, она ничего не стоила. В ней не было ни малейшего смысла...» Э. Веркин. «Место снов».
Что же в этом случае послужит идеологической опорой для наших людей?
Я не уставал повторять никогда: единственная идеология, способная объединить людей любых возрастов и политических воззрений — это Россия.
Россия сама по себе является самодостаточной идеологией. Величие, мощь, независимость и богатство страны, в которой найдёт своё место человек любой веры и национальности, готовый честно служить Отечеству — вот те постулаты, которым должен служить человек.
Мы должны внушить своим детям понимание того, что без любви к Родине отвага становится отвагой наёмника, которому всё равно, за что сражаться; честность превращается в тухлую беспристрастность; ум легко сделается космополитической добычей для сил зла; вера переплавится в злой фанатизм; верность трагично обернётся слепым повиновением выродкам...
Все лучшие человеческие качества просто потеряют смысл или превратятся в страшные пороки без всеобъемлющей любви к Отечеству!
Отчизна — вот та мера, которой меряют свои поступки настоящие люди. Не государство, а Отчизна...
Внушить эти установки можно практически любому подростку. И меня мучает мысль о том, что в минуты, когда я пишу эти строки, сотни тысяч детей (в основном, кстати, русских!), из которых могли бы вырасти защитники нашей Родины, погибают в трущобах равнодушных мегаполисов, брошенные государством, обществом и родителями. Они тоже ещё не полностью потеряны для России! Но...
...Есть у меня крамольная мыслишка. К сожалению, пока невыполнимая. Придти на наиболее шумный и многолюдный митинг «НАШИ»-х, посвящённый, скажем, любви к Родине. И сказать с трибуны:
«Ребята и девчонки! Только что подлый враг напал на наше Отечество! По примеру ваших прадедов, уходивших на фронт семнадцатилетними — добровольцы, становись!»
И посмотреть, сколько останется от много-шумного и многофлажного многолюдства. Это и будет самой точной проверкой — какой патрио-тизм и скольким юным гражданам внушила власть.
Кстати. Я верю, что кое-кто останется и встанет в строй. Верю, честное слово. Вот только боюсь, что основную часть добровольцев дадут всё те же «спальные районы», полувымершие деревни, военно-патриотические (и националистические — ой, простите меня за правду, не наказывайте-е-е!!!) объединения, да непарадные казачки с нищих окраин нашей Родины.
Увы-с...
 
Источник: http://zhurnal.lib.ru/w/wereshagin_o_n/amputacija.shtml
«Советник» — путеводитель по хорошим книгам.

Категория: Точка зрения | Добавил: Gvadelorca (23.09.2012)
Просмотров: 212 | Теги: верещагин, статьи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]